Купить яд чтобы убить отравить человека.

Home Page Forums Postings of Deals & Offerings Купить яд чтобы убить отравить человека.

Viewing 4 posts - 1 through 4 (of 4 total)
  • In Progress
  • Profile Photo

    Posted 4 Months Ago

    8 Posts Total

    Я продаю яды, со стопроцентной гарантией убивающих человека. Яды бывают дешевые, гуманные и безупречные.
    Но сразу хочу предупредить вас – никаких подробностей.
    Моральная сторона нашей сделки не комментируется и не обсуждается.
    Зачем вам яд – это ваша проблема. За долгое время работы на этом рынке я убедился, что хороших людей не травят.

    ***
    Заказы принимаю только на почту:
    [email protected]
    ***


    Рассмотрим яды в порядке эффективности для убийств:

    1. Яд цианид (цианистый калий).
    Понятия не имею, зачем он вам нужен. Цианид калия является одним из самых быстрых смертельных ядов, известных человечеству.
    Он может быть в форме кристаллов и бесцветного газа с запахом “горького миндаля”.
    Он есть в сигаретах, и его используют для производства пластика, фотографий, извлечения золота из руды и для уничтожения нежелательных насекомых. Цианид использовали еще в древние времена, а в современном мире он был способом смертной казни. Отравление может произойти при вдыхании, приеме внутрь и даже касании, вызывая такие симптомы, как судороги, дыхательную недостаточность и в тяжелых случаях смерть, которая может наступить через несколько минут. Он убивает благодаря тому, что связывается с железом в клетках крови, лишая их способности переносить кислород. Смертельная доза около 150 миллиграмм, то есть около 6 доз.
    Почти мгновенная смерть человек умирает в течении минуты.
    При одноразовом употреблении 1000 мг/1г
    Летальная доза зависит от веса, возраста и особенностей здоровья пострадавшего.
    Цена 500$(белые кристаллы) – это доза на здорового человека весом более 100кг
    Цена в растворе 750$ – это доза на здорового человека весом более 100кг

    2. Экстракт бледной поганки – аманитотоксин.
    Интоксикация от этого вида грибов приводит к высокой степени смертности во всём мире.
    Первые признаки отравления могут наступить уже через 8 часов. Латентный период может длиться до 48 часов, что лишь усугубляет процесс отравления.
    Тяжелая степень интоксикации имеет явно выраженные тяжелые формы поражения печени и почек, вплоть до их недостаточности, а также тяжёлый гастроэнтерит.
    Большая доля вероятности наступления такого негативного последствия как смерть пострадавшего
    Смертельная доза фаллоидина — 20—30 мг
    Цена рассчитывается от веса человека и требуемого количества яда средняя цена 80 000 рублей.
    С маскировкой 139 800 рублей.

    3. Гликозиды наперстянки – дигитотоксин.
    Сердечные гликозиды очень полезны для миокарда – мышцы сердца, но в больших дозах могу привести к ВНЕЗАПНОЙ СЕРДЕЧНОЙ СМЕРТИ.
    Яд ну просто идеален для ликвидации пожилых лиц, принимающих поддельные лекарства из местных аптек.
    В этом случае всё спишут на передозировку или непереносимость лекарств. Как вы наверное догадались добываю дистилляцией из настоя наперстянки. Поскольку яд действует относительно быстро, он не как не сможет разложиться в организме. Поэтому продаю без всяких бесполезных маскировок. Смертельная доза около 100 микрограмм.
    В кристаллах 500$
    Цена в сыворотке 600$

    4. РИЦИН Рицин является природным ядом.
    Чтобы убить взрослого человека, достаточно нескольких крупинок, но как вы знаете без лабораторного оборудования его извлечь безопасно не получится. Как известно хорошими ингибиторами всасывания рицина являются растительные жиры, которых довольно много в самом семени. Средняя смертальная мертельная доза 0.05-0.07 миллиграмма при инъекционном введении и 24 миллиграмма перорально. Человек может отравиться рицином через вдыхание или после приема внутрь. При вдыхании симптомы отравления обычно появляются через 8 часов после воздействия, и включают в себя трудности с дыханием, лихорадку, кашель, тошноту, потливость и стеснение в груди. При проглатывании, симптомы появляются меньше, чем через 6 часов, и включают в себя тошноту и диарею (возможно с кровью), низкое кровяное давление, галлюцинации и припадки. Смерть может наступить через 36-72 часа.
    Цена яда 0.12г от 39.000р, яда с маскирующей сывороткой от 89.000р, количество доз и фасовку обговариваем при заказе.

    5. Экстракт гелиотропа опущеплодного.
    Яд действует в течении 3-5 недель, и после жертва умирает от замены клеток печени соединительной тканью – цирроза, или если иммунитет совсем слабый то от рака. Обнаружить такой яд даже при отсутствии маскирующей сыворотке почти нереально. Если жертва уже в возрасте, и любит употреблять другой яд схожего действия – алкоголь, то экспертизу даже проводить не станут. Яд идеально подходит для устранения активных людей из среднего класса. Смертельная доза 100 микро грамм, то есть у меня вы приобретаете 10 доз.
    Цена за 1 мг 1500$
    с маскировкой 2500$ в растворе/сыворотке
    Чем хорош раствор (жидкость не имеющая ни запаха ни вкуса) его можно добавить в воду, сок, чай и т д в любую жидкость.
    Кристаллы же можно добавить только в воду. В горячем сладком чае они дадут горькую реакцию, как и в кислой среде (соки и т д)

    Рицин
    Цианистый калий| цианид калия| купить| цена| приобрести
    Анизатин
    Сулема
    Токсины и яды : раздел сыпучих веществ
    Аматоксин
    Купить яд: Магазин сильнодействующих ядов
    купить яд для себя умереть быстро
    яд крысиная смерть для человека
    магазин ядов
    крысиный яд для человека
    самый сильный яд
    яды, которые не определяются судмедэкспертизой в организме
    крысиный яд купить
    Яростно желая, чтобы все было именно так, как он себе нарисовал в уме, чтобы противник именно к таким выводам и пришел, Мазур заорал:

    – Пьер, где ты там! Живо на палубу, времени нет!?!

    Глава вторая

    Перекати-поле (два экземпляра)

    Китайский храм, напротив которого они расположились в крохотном ресторанчике (опять-таки китайском), выглядел не просто экзотично для белых людей, а прямо-таки марсиански. Он был пестрый, как радуга, на его стенах ярчайшими красками изображены были диковинные сцены из неизвестной мифологии: бравый обезьян в роскошной одежде и золотом причудливом шлеме, явно не из простых макак, какой-нибудь принц, а то и, поднимай выше, король, дрался на мечах со здоровенной черепахой, судя по ее зверской физиономии, персонажем строго отрицательным; невыносимо очаровательная девушка в доспехах столь же сверкающим клинком полосовала извивавшегося в зеленой воде длиннющего дракона с буденновскими усами и полудюжиной лап; некий благообразный старец, судя по доброму морщинистому лицу, персонаж на сей раз сугубо положительный, восседал под загадочным деревом, чем-то неуловимо напоминая товарища Л. И. Брежнева… По невежеству своему Мазур даже принял сначала это заведение за увешанный рекламой новых мультфильмов кинотеатр, но бывалый Пьер внес ясность.

    Над крышей экстравагантного храма красовались вырезанные с величайшим тщанием деревянные драконы, их глазищи, укрепленные на проволочных спиралях, раскачивались от малейшего ветерка. Вокруг – на вывесках, на стеклах лавчонок, ресторанов и аптек, на табличках с названиями улиц – одни иероглифы. Но ни малейшего дискомфорта Мазур с Пьером не испытывали, наоборот. Для субъектов вроде них китайские кварталы были самым безопасным местом – здесь, как нигде больше, местные обитатели умели отгораживать свое бытие от всех посторонних незримой стеной и, в свою очередь, не страдали излишним любопытством. Если ведешь себя пристойно, не задираешь хозяев и не проявляешь любопытство туриста слишком явно, вольешься в местный пейзаж его составной частью, никто не будет лезть в твои дела и болтать о тебе со служителями закона. Ну и, наконец, именно здесь, совсем недалеко, располагались и китайская антикварная лавка, куда предстояло сдать груз, и незабвенной памяти увеселительное заведение «Звезда глубины», куда Мазур по размышлении все же решился сунуть нос, чтобы разведать обстановку. Вообще-то, именно эти кварталы и были вотчиной как пиратов мадам Фанг, так и гангстерских «триад» – но вряд ли на Мазура персонально была объявлена здесь охота, кто он был для здешних воротил?

    Мазур сейчас имел некоторые основания гордиться собой. Он-таки сумел провести шхуну в Катан-Панданг, благо в каютке гавайца отыскались и морские карты, и довольно приличный секстан. Правда, оба вымотались до последней степени, возясь с парусами и стоя долгие ночные вахты за штурвалом, но, в конце концов, речь шла о спасении собственной шкуры, а такая цель стоит любых трудов…

    Им удалось раствориться в безбрежном океане, предварительно затопив катер и уничтожив все прочие следы случившихся на борту шхуны коллизий. Прежде чем потопить пиратское плавсредство, Мазур хозяйственно снял с него пулемет с боеприпасом – на случай новых неприятных встреч, от которых, как оказалось впоследствии, фортуна их избавила. Уже имея землю в прямой видимости, за пару морских миль от Катан-Панданга Мазур с превеликим сожалением выкинул пулемет в море вместе с прочим трофейным арсеналом. Не стоило лезть на рожон. Мелкие суденышки вроде доставшейся им во владение шхуны швартовались у берега без всяких таможенных и пограничных формальностей, ибо количество их было неисчислимо, и островная держава при всем желании не смогла бы проконтролировать каждое, но береженого Бог бережет, в любой стране полиция обожает проводить внезапные рейды и выборочные проверки…

    Хорошо еще, документы на корабль были в порядке. Еще в первый же день, решив, что оторвались от возможной погони, оба занялись несгораемым ящиком в каютке покойного Джонни. Там отыскались и оформленные должным образом судовые бумаги (с Катан-Пандангом в качестве порта приписки), и потрепанный американский заграничный паспорт гавайца – судя по нему, Джонни покинул родину несколько лет назад вполне легально, а значит, в розыске не числился. После недолгих раздумий Мазур забрал паспорт себе, решив предъявлять его при крайней нужде. Как оно всегда бывает с фотографиями на документах, выданных энное количество лет назад, тогдашний Джонни, молодой, не столь потасканный и стриженый почти наголо, мало походил на самого себя перед смертью, цвет волос на снимке по причине их практического отсутствия определить было невозможно, а здешние сыскари вряд ли владеют английским настолько хорошо, чтобы прочитать описание особых примет, внесенное неразборчивыми канцелярскими каракулями… В общем, у Мазура были шансы. Главное – не привлекать к себе внимания, не совершать ничего противоправного, вести себя так, будто обитаешь тут который десяток лет. Тогда и до вдумчивой проверки документов не дойдет, если верить заверениям опытного Пьера, неплохо знакомого с этим городом. «В конце концов, – наставлял Пьер, – все мы, европейцы, для них на одно лицо – как для нас китаезы и прочие азиаты…»

    Пьер не доставлял ему ни малейших хлопот – он принял происходящее, как должное, показывая всем видом, что готов служить под командой нового капитана со всем рвением и покойницкой немотой. Рвение его особенно окрепло после того, как они по-братски разделили пополам обнаруженные в несгораемом ящике четыре тысячи с лишним американских долларов и ворох гораздо менее респектабельной валюты пяти или шести окрестных государств. Как легко догадаться, Мазур без малейшей жалости отдал бы случайному напарнику весь ворох разноязычных денежек, но поступать так было нельзя, коли уж он по роли числился европейским авантюристом, застрявшим в этих краях презренного металла ради. Посему пришлось, изображая на лице подобающий накал алчности, вести дележку скрупулезно и вдумчиво… Однако у Мазура в первый день осталось стойкое впечатление, что лягушатник ждет от него нехороших сюрпризов, откровенно старается не поворачиваться спиной, косится пугливо. Потом, правда, напарничек малость успокоился, убедившись, что время идет, а глотку ему перерезатъ Мазур что-то не собирается…

    Он поднял глаза от тяжелой фарфоровой пепельницы с драконом на боку, хмыкнул. Напарничек, прочно утвердив локти на клетчатой скатерти, все еще набивал брюхо с неутомимостью экскаватора – грибочки, китайская лапша, маринованные куриные крылышки, хрустящие лягушачьи лапки, куриные печенки, свинина в кисло-сладком соусе. Все это было чертовски вкусно, Мазур и сам наелся от пуза, но давно уже отвалился от стола.

    HELFpoison

    Profile Photo

    Posted 4 Months Ago

    8 Posts Total

    Липнет паутина к лицу. Заденешь, раздерешь паутину
    — и в сырую траву горохом осыпаются пауки. Путаясь в смятой паутине, они
    часто и беспомощно перебирают закорючинками лапок.

    А ведь в только что растянутой паутине, в сложных и мудрых
    хитросплетениях ее они жили, кого-то сторожили и чувствовали себя
    по-хозяйски дома.

    Нарушился порядок. Не стало гармонии. Рухнул паучий мир, выпало звено
    из природой отлаженной жизни, лопнула еще одна ее тонкая струна.

    Я смотрю на железнодорожный мост, мерцающий сплетениями паутины над
    широкой рекой, и вижу, как быстро-быстро по его нитям перебирается
    многолапый и мно- горукий паук.
    Первовестник

    Маленькая звездочка на длинной цветоножке, белые, нежно пахнущие
    лепестки с розовинкой — это лесная ветреница — первовестница весны.

    Корень у нее крупнее и крепче цветка, сок жгуч, почти ядовит.

    Ветреницей лечат суставы — много сил набирает из земли корень
    ветреницы, будто знает, что ждут его люди не только с радостью, но и с
    надеждой на выздоровление.
    Синий свет

    Синий свет небес. Синий дым над горами. Перетомленная в летнем зное,
    дышит миротворно земля спелостью трав и лесов, дышит, будто сдобный каравай,
    вынутый из русской печи.

    Но прохладнее ночи. Обильнее росы. Крупнее ночные звезды.

    Лето ушло за середину.
    “Синичка”

    Нет более унылой, тоску нагоняющей реки, чем северная мутная Обь с ее
    низкими, однообразными берегами.

    Но вот на кисельной воде Оби сверкнула искорка, лучше сказать
    по-ранешнему — зга, и стала разгораться, заполнять собой пространство,
    приближаться к нам. Беленькая-беленькая, маленькая-маленькая, словно
    игрушечная, баржа-наливайка встретилась нам, проскользнула вдаль, махнув по
    левому борту белым флажком.

    Название баржи — “Синичка”.

    И все осветилось вокруг ясным светом, все заиграло, запело, и Обь
    потекла быстрее, и солнечные пятна заиграли на воде, пронзило солнцем
    высокие, на бамбук похожие тальники по берегам.

    Заспанный капитан нашего катера засуетился, велел подымать якорь — и
    мы поспешно двинулись на грузном судне вослед за легкой, веселой “Синичкой”.
    Знак милости

    На далеком-далеком берегу озера Хантайки, там, где уже кончается земля
    и нет никакого населения, живут молодые парни. Они ушли от этого оголтелого
    и усталого мира на природу, первозданную, мало еще побитую и не испорченную.
    Они ловят рыбу, добывают зверьков ровно столько, чтоб хватило на нехитрое
    пропитание и одежду.

    HELFpoison

    Profile Photo

    Posted 2 Months Ago

    8 Posts Total

    Церемониальный камень бронзового века оказался плоской цельной глыбой примерно семи футов в длину, трех в ширину и столько же в высоту. Поле вокруг него грубо перекопали бульдозерами — не так давно, если судить по мягкости почвы, — но «подушку» вокруг камня оставили нетронутой и теперь он словно остров торчал над перепаханной землей. На его вершине посреди крапивы и высокого бурьяна лежало что-то белое и синее.

    Это была не Джеми. Я уже догадался об этом раньше — иначе Кэсси подошла бы ко мне и рассказала, — но все равно внутри у меня похолодело. У девочки были длинные темные волосы, одна прядь косо лежала поперек лица. В первый момент я увидел только волосы. Даже не сообразил, что тело Джеми не могло так хорошо сохраниться.

    По дороге я разминулся с Купером — он двинулся назад к шоссе и при каждом шаге, как кошка, отряхивал ногу. Криминалисты делали снимки и сыпали на камень порошок, чтобы снять отпечатки пальцев; местные полицейские переговаривались с парнями из морга, уже притащившими носилки. По траве были рассыпаны треугольные маркеры с цифрами. Возле плоской глыбы, присев на корточки и что-то разглядывая на ее кромке, пристроились Кэсси и Софи Миллер. Я сразу узнал Софи: ее прямую осанку ни с чем не перепутаешь, даже под рабочим комбинезоном. Софи — мой любимый криминалист. Стройная, смуглая и сдержанная, в белой шапочке она похожа на сестру милосердия, которая под грохот канонады склоняется над раненым солдатом и шепчет ему что-то ласковое, смачивая губы водой из фляжки. На самом деле это резкая и нетерпеливая особа, способная одним словом поставить на место кого угодно, будь то прокурор или суперинтендант. Мне нравятся подобные контрасты.

    — Как дела? — спросил я, остановившись перед лентой. Нельзя заходить на место преступления, пока не разрешат парни из Бюро.

    — А, Роб! — откликнулась Софи, выпрямляясь и снимая маску. — Мы сейчас.

    Кэсси оказалась рядом первой.

    — Ее убили день-два назад, — тихо сообщила она, пока не приблизилась Софи. Вид у нее был бледный — смерть детей всегда действует на нервы.

    — Спасибо, Кэсс, — отозвался я. — Привет, Софи!

    — Привет, Роб! Вы с Кэсси задолжали мне выпивку, помните?

    Месяца два назад мы пообещали угостить ее коктейлем, если она поможет быстро сделать анализ крови. С тех пор мы повторяли: «Надо как-нибудь встретиться», — но дальше слов дело не шло.

    — Если поможешь на сей раз, мы заплатим за весь обед, — улыбнулся я. — Что тут у нас?

    — Белая девочка, от десяти до тринадцати лет, — сказала Кэсси. — Документов нет. В кармане есть ключ — вероятно, от квартиры, точно неизвестно. Голова у нее разбита, но Купер нашел кровоподтеки на шее, так что причина смерти под вопросом. Она полностью одета, однако есть признаки изнасилования. Вообще случай довольно странный. Купер говорит, что ее убили тридцать шесть часов назад, но тело почти не тронуто насекомыми, да и археологи не могли не заметить ее, если бы она лежала здесь еще вчера.

    — Значит, это не место преступления?

    — Ни в коем случае, — подтвердила Софи. — На камне никаких следов, даже крови нет. Ее убили в ином месте, потом подержали день-другой и перенесли сюда.

    — Нашли что-нибудь?

    — Да, — кивнула она. — Даже больше, чем нужно. Похоже, тут тусовалась местная молодежь — окурки, банки из-под пива, жевательная резинка, сигареты с травкой, пара использованных презервативов. После ареста можно проверить находки на связь с подозреваемым — хотя это сущий кошмар, — но, честно говоря, я думаю, что подростки ни при чем. Полно отпечатков пальцев. Заколка для волос. Вряд ли она принадлежала жертве — ее выкопали из земли у основания камня, и, похоже, она пролежала там немало, — взгляните, если хотите. Сомневаюсь, что ее вообще носил кто-то из молодежи: это пластмассовая заколка с красной пластмассовой клубникой на конце — такие обычно надевают детишки помладше.

    …светлая волна волос…

    Мне показалось, кто-то с силой ударил меня в грудь; я качнулся и чуть не упал, а потом я услышал, как Кэсси быстро говорит Софи:

    — Да, наверное, это не ее. У нее в одежде все только синее и белое, даже резинка в волосах. Девочка выдерживала стиль. Но мы все равно проверим.

    — С тобой все в порядке? — обратилась ко мне Софи.

    — Да, нормально, — ответил я. — Просто мне нужно выпить кофе.

    Современная жизнь в быстром, энергичном и заряженном двойным эспрессо Дублине имеет большое преимущество — любую перемену в настроении можно легко оправдать кофейным голоданием. В эпоху чая подобный номер не прошел бы — по крайней мере при нынешнем темпе жизни.

    — Я думаю, не подарить ли ему на день рождения хорошую дозу кофеина, — вмешалась Кэсси. Ей тоже нравилась Софи. — Без нее он ни на что не годится. Расскажи ему про камень.

    — Да, есть кое-что интересное. Мы обнаружили камень вот такого размера, — она сложила ладони, изобразив предмет приблизительно в восемь дюймов в ширину, — и уверена, что это орудие убийства. Он валялся в траве возле стены. На нем остались волосы, кровь и кусочки кости.

    — А отпечатки есть? — спросил я.

    — Нет. Лишь пара пятен, но скорее всего это следы перчаток. Самое странное, что камень лежал у стены — вероятно, убийца перебирался через нее со стороны поселка или хотел, чтобы мы так думали, — и что он вообще тащил его с собой. Было бы проще помыть камень и оставить у себя в саду, а не нести вместе с трупом.

    — Может, он давно лежал в траве? И преступник уронил на него труп, когда перетаскивал через стену.

    — Вряд ли. — покачала головой Софи и слегка двинула ногой, словно толкая меня к каменной глыбе, куда ей хотелось побыстрее вернуться.

    Я отвел взгляд. Нет, меня не пугали трупы — видел вещи и похуже. Например, в прошлом году — младенца, которого отец бил до тех пор, пока тот буквально не сломался пополам. Но мне все еще было не по себе, голова кружилась, а предметы расплывались перед глазами. Да, мне и вправду нужен кофе, решил я.

    — Кровь была на нижней стороне. А трава под ним совсем свежая, едва примятая; камень там пролежал совсем недолго, — продолжила Софи.

    — К тому же в это время рана уже не кровоточила, — добавила Кэсси.

    — Да, и еще одно, — сказала Софи. — Взгляни.

    Я покорился неизбежности и нырнул под заградительную ленту. Криминалисты отошли в сторону. Это были молодые парни, похоже, стажеры, и я вдруг подумал, какими глазами они смотрят на нас — поживших, сдержанных, опытных людей, поднаторевших в искусстве взрослой жизни. Два невозмутимых детектива, хладнокровно, плечом к плечу, с ничего не выражающими лицами идущие к убитой девочке. — эта картинка меня слегка взбодрила.

    HELFpoison

    Profile Photo

    Posted 1 Month Ago

    8 Posts Total

    Здоровенный фургон господина Онфима-первого тянула аж шестерка запряженных парами лошадей. На передке восседал Еремей – заклинатель змей; впрочем, сейчас он не восседал, а как раз напротив, подпрыгивал и размахивал руками.

    – На головном! Помолились ужо, аль нет? Господин Онфим спрашивают! И еще – слухай сюды! Господин Онфим данку немедля к себе требуют!

    – Помолились, помолились, – буркнул Нодлик.

    В мутноватом взгляде Кицума, устремленном на Агату, мелькнуло нечто похожее на сочувствие.

    Хозяин бродячего цирка имел несчастье проснуться слишком рано. Обычно в пути он продирал глаза не ранее полудня. Молился; после чего брался за дела. Собственно говоря, это означало неприятности для всех без исключения артистов, в том числе и для братцев-акробатцев; лишь Смерть-дева, с энтузиазмом согревавшая господину Онфиму-первому по вечерам постель, могла чувствовать себя в относительной безопасности.

    Здесь, посреди Суболичьей Пустоши, с висящим на плечах Смертным Ливнем, быть вышвырнутым из фургонов означало верную гибель. Господин Онфим и так был в ярости оттого, что добрую четверть сезонной прибыли пришлось отдать острагскому магу, наложившему на лошадей заклятье неутомимости.

    Девушка-Дану скользнула за борт фургона, точно стремительная ласка. В ее движениях сквозила нечеловеческая гибкость и плавность, казалось, она не бежит, а течет, точно ручеек.

    Обернувшийся Троша проводил Агату долгим взглядом и со вздохом причмокнул губами.

    – Ну достанется ж сейчас этой стерве! – злобно хихикнула Эвелин. – Так я не пойму, мы что, без завтрака остались?

    – Переживешь, – бросил невозмутимый Кицум. Как ни странно, он не торопился прикладываться к бутылке – то ли запасы и вправду иссякли, то ли ему во сне явился сам святой Сухорот, ненавистник пьющих.

    Эвелин скривилась, однако смолчала – они как-то попытались вместе с Нодликом устроить клоуну «темную». Жонглер отлеживался неделю, а Эвелин пришлось изрядно раскошелиться, чтобы чародейка-косметичка исправила ей известную асимметрию физиономии. Больше задевать Кицума они не решались.

    Гнев свой женщина немедля выместила на Нодлике. Втянув голову в плечи, тот принялся за стряпню.

    Агата ловко увернулась от хлестнувшего совсем рядом кнута. Заклинатель змей разочарованно чертыхнулся.

    – Доброе утро, господин Еремей, – медовым голоском пропела Агата, ухитрившись на бегу сделать реверанс. Ухватилась за борт повозки и одним движением оказалась внутри.

    В фургоне господина Онфима было тепло. Печек тут имелось целых две, причем одна – обложенная камнями. В обоих уже горел огонь. Возле печек толкались братцы-акробатцы, крайне раздосадованные таким оборотом событий. Физиономии у обоих покрывала сажа.

    Господин Онфим возлежал на сундуке-кассе, покрытом в четыре слоя одеялами. Рядом суетилась Таньша-Смерть, поднося дымящиеся плошки.

    Да, небывалое дело. Господин Онфим погнал свою любовницу готовить! Обычно этим занималась рабыня-Дану; сегодня, видать, случилось что-то особенное.

    Утруждать себя приветствиями хозяин цирка не любил. Даже с Таньшей он разговаривал, как правило, так: «Ну, готова? Сколько ждать можно? Задирай юбку, стерва, и нагибайся! А вы отвернитесь, скоты…»

    – Мы проезжаем остатки Друнгского Леса, – прошипел Онфим. – Сейчас сделаем остановку. И пройдемся. Вдвоем с тобой. Бери свои причиндалы. Да не заставляй меня ждать! Не то…

    – Да, господин Онфим, – Дану низко поклонилась.

    HELFpoison

Viewing 4 posts - 1 through 4 (of 4 total)
  • This topic has 3 replies, 1 voice, and was last updated 1 month ago by Helfpoison Helfp.

You must Login or to reply.